Российская социология и российское общество

Задачки, выдвигавшиеся в исходный период реформирования, выглядели полностью великодушно. Предполагалось на базе демократи­зации и либерализации экономической и политической жизни Рос­сии сделать нужные условия для оптимального использования ее уникального географического и геополитического положения, ее большого сырьевого и умственного потенциала в целях подъема уровня и свойства жизни народа. По другому говоря, основной Российская социология и российское общество целью провозглашался человек, увеличение его культурного и мате­риального благосостояния. Но, и это на данный момент признается всеми, заявленная гуманистическая цель не достигнута. Средства ее реали­зации оказались неадекватными. Десятилетний шаг реформирова­ния Рф сопровождался значимым понижением актуального уровня народа. Во имя разрушения прежней публичной системы были принесены беспримерные Российская социология и российское общество жертвы.

На данный момент этот шаг реформирования завершился. Его результатом стало создание отменно нового социально-экономического укла­да и государственно-политического устройства Рф. Исходя из признания этого тривиального факта следует, на наш взор, возвратиться к решению начальных задач ее реформирования.

Современная Наша родина — это сразу единая Российская социология и российское общество и фрагментар­ная соц общность, с одной стороны, окутанная многовари­антными конфликтами, а, с другой — содержащая беспримерные способности заслуги большей справедливости и благополучия для всех. Наша родина — единственная самодостаточная страна, одна из богатейших держав мира, занимающая 10% местности Земли при 2,4% населения планетки. По подсчетам российских специа­листов, малая территория, нужная для комфортабельного

проживания Российская социология и российское общество 1-го человека, составляет 2 га земли. Исходя из этих расчетов, территория достаточна, чтоб при увеличении ее населе­ния в 3 раза сохранились условия для ублажения разнообразных потребностей людей. Такового «запаса прочности» нет ни у одной страны мира. В Рф сосредоточено более 21% глобальных припасов сырьевых ресурсов, в том числе 45% глобальных припасов природного Российская социология и российское общество газа, 13% нефти, 23% угля. На 1-го обитателя Рф приходится 0,9 га пахотной земли — на 80% больше, чем в Финляндии, на 30% больше, чем в США.

Третья часть всех величайших научных открытий XX в. изготовлена уче­ными бывшего СССР и Рф (телевидение, полупроводники, ракетостроение, космос, мирное внедрение атомной энерге­тики, информационные системы Российская социология и российское общество и т.д.). В области технологий, в производстве важных образцов техники, по качеству высшего и среднего образования Наша родина как и раньше находится на уровне высокоразвитых государств. В стране на 10 тыщ человек приходится 37 ученых и инженеров — столько, сколько в США, и в полтора раза больше, чем в Германии.

Географическое Российская социология и российское общество и геополитическое положение Рф уникаль­но, используя его, она может стать важным транспортным узлом, связывающим жд, шоссейными и океанскими магистралями Запад и Восток, Запад и Юг, Северную Америку и Европу. В конце концов, Наша родина имеет богатейшие культурные традиции. Из 3-х общепризнанных величайших вершин развития людской цивилизации (Традиционная Греция, Итальянское Российская социология и российское общество Возрождение) одна неразрывно связана с Россией и правомерно носит заглавие «Русский XIX век».

К величавому огорчению, меж реальными способностями Рф, ее геополитическим положением, сырьевым и интеллекту­альным потенциалом и реальным уровнем и качеством жизни народа продолжает существовать и углубляться неоправданный разрыв. И этот разрыв является результатом деяния не каких-либо Российская социология и российское общество мисти­ческих сил, как это пробуют разъяснить некие реформаторы, а определенных личностей, занимавших либо занимающих высочайшее положение во императивных структурах страны.

В Стране восходящего солнца, к примеру, которая фактически не имеет сырьевых ресурсов, а патенты на научные открытия закупает за границей, до­ходы на душу населения в 6 раз Российская социология и российское общество больше, чем в Рф. ВВП в Рф (в 1997 г. по сопоставлению с 1992 г.) снизился до 61%, а в США возрос на 9,6%, в Финляндии — на 1,2%. Бюджет федерального правительства США— 1,7 трлн баксов, Нью-Йорка и Финлян-

дии — по 40 миллиардов баксов. В Рф с популяцией в 144 млн че­ловек федеральный бюджет в 2000 г. составлял 27 миллиардов Российская социология и российское общество баксов1. Это указывает, что расходы муниципального бюджета в Рф на душу населения в 34 раза меньше, чем в США, и в 43 раза меньше, чем в Финляндии. На 1-го россиянина приходится 61 бакс на-лично-денежной массы, на 1-го финна — 583 бакса, на 1-го янки — 2200 баксов. При всем этом страна Российская социология и российское общество должна зарубежным кредиторам выше 170 миллиардов баксов, что в 6 раз превосходит ее годичный бюджет.

Тяжелое положение сложилось в демографической сфере. Это трагический рост смертности населения — выше 900 тыс. человек в год, в том числе и сначала посреди трудоспособного населения. Сократилась, по сопоставлению с 1990 г., длительность жизни. У парней она на 15, у Российская социология и российское общество дам на 7 лет меньше, чем в стра­нах Западной Европы и США. По уровню развития людского потенциала Наша родина, по данным ООН, переместилась за 10 лет с 52-го на 71-е место в мире, в то время как США и Финляндия за­нимают соответственно 2-е и 13-е места. Этот показатель в Рф продолжает понижаться Российская социология и российское общество. Страна находится в состоянии системного кризиса, и как свидетельствует система предельно-критических по­казателей ее развития, впритирку подошла к той черте, когда выбор социальной стратегии и соц ценностей развития стано­вится актуально принципиальной неувязкой.

В этой ситуации социология, к величавому огорчению, занимает неподобающее ей место в системе научных познаний Российская социология и российское общество об обществе. Приходится констатировать, что вышло умаление ее роли и места муниципальными институтами. Этим в значимой степе­ни и разъясняется глубина кризиса, постигшего нашу страну. Если научное познание не вовлечено в систему императивных отношений, то императивные структуры управляют обществом на базе социальной мифологии. Соц мифотворчество — неприятель Российская социология и российское общество науки и обще­ства. На базе провозглашенных легенд социальные деяния разных влиятельных личностей и императивных структур приводили к штатским и межнациональным конфликтам, сталкивались в военном противоборстве народы и страны, обрекались на смерть многие миллионы людей, разрушались величавые культуры и цивилизации. Соц мифология, как ярко высказался 3. Бау­ман, оплачена жесткой валютой соц Российская социология и российское общество потрясений, катастроф и человечьими страданиями.

1 Отметим, что в 2002 году федеральный бюджет Рф возрос до 71 миллиардов баксов.

В связи с конфигурацией роли и места социологии в современ­ном обществе встает ряд вопросов: что может дать российскому обществу российская социология, каким образом должно быть изменено отношение к ней императивных Российская социология и российское общество структур и готова ли соци­ология дать научный ответ на вызовы новых геополитических и государственных реалий?

Сначала, на наш взор, речь должна идти о включении социологического познания в систему управления обществом,его различ­ных институтов и организаций. И тут социология может, на наш взор, решить две задачки. Во-1-х, предоставить информацию о Российская социология и российское общество вероятных соц последствиях социально важных решений, принимаемых на разных уровнях госуправления. И, во-2-х, предложить научно обоснованные с социологической точки зрения другие решения, отвечающие интересам человека и на­правленные на укрепление соц связей.

Включение социологии в систему муниципального управления безизбежно востребует особых ассигнований на проведение социологических исследовательских работ Российская социология и российское общество и улучшение системы со­циологического образования.Эта система, на наш взор, должна включать три уровня: школьное, высшее, высшее особое. К огорчению, тут не обходится без произвола чиновников от системы образования. К примеру, без консультаций с социологиче­ской научной общественностью вводится преподавание социологии в школе (к чему мы на данный момент Российская социология и российское общество не готовы) и принимается решение о факультативном социологическом образовании в институтах и университетах страны. В то же время заслуживает одобрения инициати­ва Министерства труда и общественного развития по учреждению «Высшей академической школы соц наук», одной из задач которой является подготовка социологических кадров для высших эшелонов управления.

Принципиальный вопрос Российская социология и российское общество, на который должны ответить социологи — ка­ким научным аппаратом и исследовательским инструментарием располагает российская социология для получения достовер­ной инфы о новых соц реалиях как современного русского общества, так и мирового общества. Принципиально дать их описание, интерпретацию в согласовании с поставленными социаль­ными целями. На этот вопрос предстоит Российская социология и российское общество ответить сообща, провести инвентаризацию состояния социологической науки в стране, ее реальных способностей и перспектив.

Социологи должны понять полностью свою социальную ответственностьперед русским обществом. К огорчению, многие нехорошие тенденции молвят об ином. Коммерциализация науки,

в том числе социологии, часто дает повод к искажению социоло­гической инфы в угоду заказчику, порождает конъюнктурные исследования Российская социология и российское общество и приводит к отрыву от академической и вузовской науки. Результатом является разрушение социологических структур и организаций, партийная заангажированность, соц аполо­гетика (голословная, без какого-нибудь научного анализа поддержка императивных решений), депрофессионализация многих «социологиче­ских исследований», что показывает невежество и дилетантизм псевдоученых.

В сложившихся критериях вопросом большой значимости является неувязка Российская социология и российское общество консолидации социологов, преодоления разобщенности, систематичности в обмене информацией и публикациями. Это просит сотворения ряда повсевременно действующих организационных структур. Сначала организации научно-информационного центра, который получал бы информацию о проводимой социоло­гами работе и доводил ее до сведения социологической научной общественности через Веб; сотворения Совета директоров и ректоров Российская социология и российское общество социологических академических институтов и вузов и координационного Совета редакторов журналов социологического профиля. Нужна координация деятельности и роли социо­логов в интернациональных социологических организациях и др.

Эти структуры могли бы действовать при Русской соци­ологической ассоциации, создание которой ни при каких обстоятельствах не преуменьшает значения имеющихся социологических обществ, кото­рые в Российская социология и российское общество равной мере могут работать и без помощи других, и как юридические лица в рамках Ассоциации.

Принципиальной задачей является организация проведения выбороч­ных социологических исследовательских работ по социально весомым для страны дилеммам. Это решение востребует сотворения общерос­сийской сети по проведению репрезентативных социологических исследовательских работ, огромных денежных издержек. Тут существенную помощь Российская социология и российское общество может оказать Отделение публичных наук РАН. Ду­маю, что нужно поставить вопрос и об этике социологических исследовательских работ, принять Кодекс социолога.

Заместо ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Петр Штомпка

Петр Штомпка родился в Варшаве в 1944 г. в семье выдающе­гося польского пианиста Генриха Штомпки. Мама Лена родилась на местности современной Украины, входившей в Российская социология и российское общество состав Рф. Конкретно мама привила будущему социологу любовь к русскому языку и русской культуре.

Петр получил двойное образование в Ягеллонском институте (Краков), где его семья жила с 1945 г. В 1966 г. он окончил универ­ситет и стал бакалавром по двум дисциплинам: праву и социологии. Со студенческих лет под управлением Российская социология и российское общество доктора Казимежа До­бровольского начинает преподавательскую деятельность в собственном институте. По советы доктора Яна Щепаньского (1970-1974 — Президент МСА) вступает в Польскую и Международ­ную социологическую ассоциации. Доктор наук (1970), экстраорди­нарный доктор (1980), простой доктор (1987) — высшее научное звание в Польше, утверждаемое Президентом страны. С 1975 г. по истинное время — управляющий Центра теоретической социологии Ягеллонского института. Основоположник Российская социология и российское общество аналогичного исследовательского комитета в Интернациональной социологической ассоциации — 1-го из более активных комитетов МСА.

С 1972 г. повсевременно преподает и занимается исследовательской работой в более популярных институтах США (Калифорний­ский институт (Беркли), Колумбийский институт, Универси­тет Джона Гопкинса, Калифорнийский в Лос-Анжелесе), Италии, Мексики, Швеции, Австрии, Германии, Нидерландах. Считает себя Российская социология и российское общество учеником и последователем Роберта Мертона, которому предназначил одно из первых собственных монографических исследовательских работ (1986). В собственных учебниках для студентов и научных работах позитивно оценивает вклад марксизма в мировую социологию. Является создателем 20 книжек и поболее 200 статей, размещенных на 13 языках. На российском языке изданы две большие работы: «Социология соц изменений» (1996) и Российская социология и российское общество «Социология. Анализ современного общества» (2005). Пере­воды его статей систематически печатаются в СОЦИСе и других соци­ологических изданиях. В 2005 г. МГУ и Русская социологическая ассоциация одарили Штомпку премией Питирима Сорокина за выдающийся вклад в социологическое образование.

Неизменный предмет энтузиазма П. Штомпки — процессы демо­кратизации, развертывающиеся в посткоммунистических странах.

48-3033

При исследовании этих Российская социология и российское общество процессов и соответственных соц действий обширно употребляет способ альтернативного анализа си­туаций. Разработал ряд уникальных теоретических концепций в социологии, посреди которых более известны теория культурной травмы и теория становления ("becoming").

В 1998 г. был избран вице-президентом МСА — управляющим программного комитета, основная задачка которого — подготовка теоретической платформы еще одного конгресса Российская социология и российское общество. В 2002 г. избран Президентом Интернациональной социологической ассоциации.

Хрестоматию мы завершаем лекцией, прочитанной профессо­ром П. Штомпкой в Болонском институте и изданную отдельной брошюрой в сентябре 1992 г. Лекция представляет собою всесторон­ний анализ практических заморочек, которые довольно ясно обнаружились в странах Восточной Европы уже сначала 90-х гг. В ней систематизированы Российская социология и российское общество кандидатуры посткоммунистической трансформации, анализ которых не утратил собственного значения.

А.З.

Кандидатуры Величавого ПЕРЕХОДА*

Страны Восточной и Центральной Европы претерпевают мас­штабную историческую трансформацию. Этот период глубочайших сдвигов, непременно, войдет в учебники истории вместе с другими величавыми революциями. Ситуация на данный момент такая, что у социолога возникает уникальная Российская социология и российское общество возможность следить общество в про­цессе его становления. Естественно, что это побуждает на раз­работку социологической теории. В конце концов, большая часть традиционных социологических теорий было сформулировано в итоге наблюдения за трансформацией, происходившей во вре­мена Величавого Перехода, когда в прошедшее уходило обычное общество. Может быть, что конец Российская социология и российское общество XX в. ознаменуется таким обнов­лением социологической теории, которое может быть сопоставимо с достижениями классиков XIX в.

Подготовка земли для настолько конструктивного обновления пред­полагает временами отвлекаться от хаоса происходящих со­бытий для того, чтоб иметь возможность оценить быстро

* Перевод с маленькими сокращениями изготовлен по: Sztompka Piotr. Dilemmas of Great Российская социология и российское общество Transition / The John Hopkins University / Bologna Center / Research Institute / Occasional Paper. N 74 / September 1992 /. Переводчик В.Г. Кузьминов, редактор перевода А.Г. Здравомыслов. Цитируемый текст иллюстрирует сложность заморочек, рассматриваемых в разделе 7 базисного пособия учебного комплекса по общей со­циологии.

сменяющие друг дружку ситуации и вырастающую динамику про­исходящего. Лишь на таком Российская социология и российское общество фундаменте может быть предпринята попытка обобщить и классифицировать ход событий. Конкретно этим я и хочет заняться в данной статье. Естественно, что выводы, пред­лагаемые мною, чисто предварительны. Они основаны на различных источниках, включая наблюдение, гипотезы коллег-профессионалов, также опираются на данные эмпирических исследовательских работ (сначала на данные опросов Российская социология и российское общество публичного представления). Хотя документы и материалы, собранные для данной статьи, относятся непосредствен­но к Польше, рамки этого исследования могут быть расширены с тем, чтоб распространить его на другие страны, претерпевающие посткоммунистическую трансформацию.


rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-15-sentyabrya-2010-g-stranica-5.html
rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-16-avgusta-2010-g.html
rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-16-dekabrya-2009-g.html